Все дело в том, что мир, который мы с Рондой собираемся разрушать - это ложь.
Мы сохраняем мир.
Это как задание, последнее для Ронды и первое для меня. Все из-за проклятого рыбьего скелета. Все из-за моей милой Эми.
Может быть, я и Ронда умрем, потому что идеи Ронды - полнейший феерический бред, все это где-то уже было.
Может быть, я и Ронда выживем. Свалим подальше от Шутихи и ее гипнотических глаз, и от Астерии подальше.
Может быть.
Все дело в том, что проклятый рыбий скелет, который раньше был в ухе Ронды и так раздражал меня - это не наши с Рондой игрушки.
А игрушки Эми.
Эми потеряла глаз на соревнованиях по фехтованию.
Эми сошла с ума и Ронда убила ее. Известный химик бла-бла-бла, жестоко убита в собственном доме бла-бла-бла.
Ни слова о Эми. Потому что Эми не существовало.
Все, что я когда-либо хотела сделать с неповоротливой, полудохлой, вынимающей с хлюпаньем из глазницы стеклянный шар Эми - это убить ее.
Или спасти ее.
Все дело в том, что мир, который мы с Рондой хотим спасти или разрушить - это грандиозная драма из ничего.
Эми, к которой так хотела подплыть поближе Матушка Рыба, оказалась пустышкой, сломанной куклой со стеклянным глазом. А ведь когда-то она была лучше меня.
Поэтому Ронда лишила меня зрения наполовину.
Поэтому Эми похоронена под моим именем. Глазные веки Эми зашиты, Ронда украла мой глаз и подарила его Эми на прощание.
Я очень хорошо себе это представляю. В одном зрачке моей сестры отражается улыбка Ронды, а во втором - грязная мостовая и слепое небо. Но это не важно.
Ронда поправляет парик. Ронда укладывает локоны.
Я говорю, Ронда, сережку-то вынь?
Я говорю, Ронда, давай сюда этот блядский скелетик.
Я говорю, Ронда...Ронда?
Она улыбается. Качает головой - серьга раскачивается туда-сюда, как когда-то, хотя Ронда сейчас не в обтягивающем платье и не в любимой кожанке. Но я вижу это все сквозь ежевичный шифон ее платья.
Я говорю, Ронда, Ронда! Ронда, что ты собралась делать?
Ронда, тебя же убьют.
Я почти плачу, тушь течет по моим щекам. Я почти кричу, но меня останавливает едва слышное бульканье, которое теперь - голос Ронды.
Ронда говорит - чшш, детка Лилли!
Ронда говорит - я не знаю, что делаю, но эта цацка будет на мне.
Сквозь ежевичный шифон и розовые яркие нарукавники на платье Ронды я вижу белое тело с полосами шрамов, я вижу застарелые раны, я вижу душу и бросаюсь вперед, Ронда, не забывай, что я твоя ученица, шепчу я, целуя ее. Ты сама учила меня, шепчу я.
Я обнимаю Ронду так сильно, насколько могу обнимать; я целую Ронду так страстно, насколько могу целовать; мы сталкиваемся зубами, я раню язык о острую кромку сбитого зуба Ронды, я чувствую привкус конфет и кофе.
Ронда тяжело дышит, грудь поднимается, сейчас выпадет из сдавливающего платья. Ронда задумчиво пробегается пальцами по мочке и улыбается мне. Я улыбаюсь в ответ, поправляя серьгу.
Только попробуй мне подохни, говорит Ронда.
Эй, напоминаю я еще раз, ты меня тренировала.
Ронда закатывает глаза. Я выдыхаю.
Конец света официально отменен.

@темы: наброски, Ронда, Оттого, что это происходит в твоей голове, это не менее реально, Лилли